пятница, 27 апреля 2018 г.



 10 книг, которые придутся по вкусу настоящим интеллектуалам!

1. Эфраим Севела — "Почему нет рая на земле" 

"Эфраим Севела обладает свежим, подлинным талантом и поразительным даром высекать искры юмора из самых страшных и трагических событий, которые ему удалось пережить", - отмечал Ирвин Шоу.
О чем бы ни писал Севела, - о маленьком городе его детства или об огромной Америке его зрелых лет, - его творчество всегда пропитано сладостью русского березового сока, настоянного на стыдливой горечи еврейской слезы.

2.Клаус Мерц — "Якоб спит"

В своей небольшой книге, принесшей автору широкую известность, современный швейцарский писатель Клаус Мерц сумел на нескольких печатных листах уместить целую семейную сагу о жизни трех поколений швейцарских крестьян. О драматической жизни своих героев Мерц рассказывает чрезвычайно деликатно и осторожно, с удивительной искренностью и достоинством, находя, по выражению немецких критиков, уникальный "баланс между печалью, верой и любовью". Необычно сконцентрированная и поэтичная форма повествования была с восторгом отмечена в прессе. Роман Мерца выдержал несколько изданий и был удостоен премии Германа Гессе. Русское издание книги приурочено к юбилею установления российско-швейцарских дипломатических отношений.

3. Джоди Пиколт — "Ангел для сестры"

Анна не больна, но в свои тринадцать лет перенесла бесчисленное множество операций, переливаний, инъекций. И все для того, чтобы помочь сестре, больной лейкемией. Как сказали родители, для этого Анна и появилась на свет.
Но какой могла бы стать ее жизнь, не будь она привязана к сестре?.. Анна решилась на шаг, который для многих людей был бы слишком сложен, и подала в суд на родителей, присвоивших право распоряжаться ее телом.

4. А.И. Куприн — "Яма"

Повесть "Яма" - последнее крупное произведение великого русского писателя А.И.Куприна (1870-1938). Секрет неизменного читательского интереса к этой повести не только в описании жизненных историй падших женщин, но и в необыкновенной трагической тональности этого описания, в глубокой тоске писателя по чистоте любовных отношений.

5. Дэниел Киз — "Цветы для Элджернона"

"Цветы для Элджернона" Дэниела Киза входят в программу обязательного чтения в американских школах. Это единственная история в жанре научной фантастики, автор которой был дважды награжден сначала за рассказ, а потом за роман с одним и тем же названием, героем, сюжетом.
Тридцатитрехлетний Чарли Гордон - умственно отсталый. При этом у него есть работа, друзья и непреодолимое желание учиться. Он соглашается принять участие в опасном научном эксперименте в надежде стать умным...
Эта фантастическая история обладает поразительной психологической силой и заставляет задуматься над общечеловеческими вопросами нравственности: имеем ли мы право ставить друг над другом эксперименты, к каким результатам это может привести и какую цену мы готовы заплатить за то, чтобы стать "самым умным"? А одиноким?
На вопросы, которые поднимали еще М.Булгаков в "Собачьем сердце" и Дж.Лондон в "Мартине Идене", Дэниел Киз дает свой однозначный ответ.

6. Юнас Бенгтсон — "Письма Амины"

Двадцатичетырехлетний Янус вот уже четыре года как содержится в психиатрической лечебнице с диагнозом "параноидальная шизофрения". Единственная ниточка, связывающая его с внешним миром, - это письма Амины, бывшей соученицы по гимназии, родом из Турции. Но переписка неожиданно прерывается - Амина ни с того ни с сего перестает отвечать на письма Януса, и он решает отправиться на поиски подруги, чтобы докопаться до истины. Досконально изучив психологию врачей, он мастерски манипулирует персоналом больницы и другими пациентами, - и вот, наконец, его выписывают из клиники. Янус останавливается в квартире своего брата - успешного бизнесмена, проводящего большую часть времени за границей, - и в поисках бесследно исчезнувшей Амины начинает путешествие по кругам городского ада.

7. Иэн Макьюэн — "Искупление"

Жаркий летний день 1934-го...
Трое молодых людей, охваченных предчувствием любви...
Первые поцелуи, первое ощущение беспредельного счастья - и невольное предательство, навсегда изменившее судьбы троих и ставшее для них началом совершенно иной жизни...
"Искупление" - это поразительная в своей искренности "хроника утраченного времени" предвоенной Англии, которую ведет девочка-подросток, на свой причудливый и по-детски жестокий лад переоценивая и переосмысливая события "взрослой" жизни.

8. Колин Маккалоу — "Тим"

Мэри Хортон, одинокая сорокапятилетняя женщина, не знавшая любви, увидела юношу удивительной красоты. Над Тимом, так его звали, издевались окружающие: несчастный был умственно отсталым. Доброта и беспомощность Тима заворожили женщину, она взяла его под свою опеку, и постепенно "гадкий утенок" превращается в человека, способного любить и восхищать...
Удивительно глубокая книга, которую невозможно описать словами "сентиментальная" или "несерьезная".

9. Мартен Паж — "Как я стал идиотом"

"Как я стал идиотом" - дебютный роман Мартена Пажа, тридцатилетнего властителя душ и умов сегодняшних молодых французов. Это "путешествие в глупость" поднимает проблемы, общие для молодых интеллектуалов его поколения, не умеющих вписаться в "правильную" жизнь. "Ум делает своего обладателя несчастным, одиноким и нищим, - считает герой романа, - тогда как имитация ума приносит бессмертие, растиражированное на газетной бумаге, и восхищение публики, которая верит всему, что читает".

10. Вениамин Каверин — "Перед зеркалом"

Вениамин Александрович Каверин, значительный русский писатель, автор романов и повестей ("Конец хазы", "Девять десятых судьбы", "Скандалист, или Вечера на Васильевском острове" и др.), рассказов и сказок, стал известен всей стране благодаря приключенческому роману "Два капитана", чрезвычайно популярному до сих пор и многократно экранизированному. Роман "Перед зеркалом", представленный в настоящем издании, написан Кавериным в возрасте семидесяти лет и нередко признается его лучшей книгой.
...Все началось на гимназическом балу: среди конфетти, серпантина и грома музыки познакомились и весь вечер протанцевали вместе серьезный Костя Карновский и очаровательная Лиза Тураева. В следующие двадцать лет судьба редко дарила им встречи - но все это время Лиза писала Карновскому, своему не то другу, не то возлюбленному. Это были чудесные письма, и веселые, и нежные, и философские, из Перми, из Петербурга-Петрограда, Ялты, Константинополя и Парижа, куда девушка отважно отправилась учиться живописи... Будут ли Карновский и Лиза наконец вместе, добьется ли признания художница Тураева, вернется ли на родину - да и что вообще станет с героями, юность которых прошла в дореволюционной России, теперь, "на перекрестке времен"?..

Комментариев нет:

Отправить комментарий